Знакомство с Польшей и Евросоюзом для меня началось с Бартошице  (Bartoszyce) — небольшого города в 17 км от границы с Калининградской областью.

Поездка в Польшу 6 ноября 2015 года — мой первый выезд за пределы СНГ. Визу удалось сделать в польском визовом центре в Калининграде благодаря тому, что есть местная временная регистрация. Без нее документы в Калининграде сдать не получилось бы. Мне дали визу строго на даты поездки, а ребенку — мультивизу на полгода, до срока окончания визы его отца. Это, наверно, тонкий польский юмор. 🙂

С погодой не повезло. Совсем. Еще накануне поездки я радовалась живописным облакам, а термометр показывал +11. В день отъезда, 6 ноября, резко похолодало до +3, небо плотно затянули тучи.

Выехали из Пионерского около 8:30. В 9:30 въехали в Гурьевск (15 минут от Калининграда), чтобы «заселить» на три дня таксу Геру в зоогостиницу «Ареал» (отличная зоогостиница, рекомендую!).

Выбор маршрута — это череда хитросплетений, поэтому знакомиться с Польшей я начала не в туристическом Гданьске, как многие калининградцы, а в Бартошице  (Bartoszyce) — маленьком приграничном городе с многовековой историей. С момента основания в 1326 года город носил красивое название Розенталь — Долина роз, а через шесть лет в 1332-м его переименовали в Бартенштейн (Barteinstien). Здесь в 1807 году король Пруссии и российский император Александр I договорились о союзе против Наполеона.

По первоначальному замыслу мы хотели остановиться на день в гостинице, погулять в окрестностях, доехать до усадьбы в Галинах (20 км), посетить еще в какое-нибудь место… В октябре по дороге на Украину муж заехал в отель в Бартошице и забронировал номер, заплатив 150 злотых за один день (1 злотый — 16–17 рублей, около 2500 р.). Но в визовом центре сказали, что одного дня брони для визы на 3 дня недостаточно. Добронировать в Бартошице почему-то не получалось, онлайн-услуги «в списке не значились». Тогда мы забронировали два дня во Фромборке, решив, что на побережье в городе Коперника нам понравится. В Бартошицах нас заверили, что мы можем не останавливаться у них, заехать и забрать деньги.

Около 11 утра заехали на заправку в полукилометре от пограничного перехода Безледы — «на всякий случай» долить 9 литров.

Заправка возле погранперехода Багратионовск

На заправке я насчитала 23 польские машины и всего три «наши». Поляки заправляют полные баки, раскачивая машины, чтобы больше влезло, льют в канистры и канистрочки, накрывают их ковриками. У них бензин ровно в 2 раза дороже — 75 рублей за литр (у нас пока 37).

Пограничный переход Багратионовск — Безледы в 2 км от Багратионовска. От Багратионовска до Калининграда 37 км. Вереница из польских машин перед границей тянется на сотни метров, конца я не увидела. Для россиян — одна очередь. Для Евросоюза — другая. Для МПП — третья. МПП дает право россиянам находиться на территории Польши в пределах 50 км вглубь страны в течение 90 дней за год, а полякам — на всей территории Калининградской области. Удобно, но нам, москвичам, не светит.

Перед нами 5–6 машин. Примерно за 20 минут мы прошли российскую границу. Ребенка даже не пришлось вытаскивать на холод, пограничник подошел к машине. Я сфотографировала этот исторический момент, но пограничник заметил и потребовал стереть фото. В 11:30 мы уже стояли в очереди на польскую сторону. В этой части преимущество у поляков, их очередь двигалась быстрее нашей. Но и здесь, по-моему, мы быстро управились. Минут через 40 у меня уже снимали отпечатки пальцев на польской стороне (только-только ввели новые правила). Ребенка снова не понадобилось вытаскивать на холод.

В начале первого мы въехали в Польшу. Сразу за пограничным постом — административное здание, где купили страховку на машину. Страховка в Польше стоит 1500 р., в России — 2000 р. Сэкономили. Пока оформляли документы, сын нашел одуванчик.

на границе в Польше

Не перестаю радоваться этому климату! Ноябрь — зеленая трава, иногда встречаются одуванчики и желтая кашка.

Вспаханные поля в Польше

Едем. Поля, поля, зеленые, вспаханные, ухоженные. Насколько хватает глаз. Вспоминаю о том, что немцы целеустремленно добивались от не самой подходящей для сельхозкультур земли хороших урожаев. Перед войной Восточная Пруссия славилась своими полями. Сердце щемит от мысли, что у нас это богатство либо в запустении, либо отдано под стихийную застройку. 

До Бартошице от границы всего 17 км. Около часу дня въезжаем в город.

в Бартошице

в Польше

Пейзаж почти калининградский. На окраине пятиэтажки-коробки, небольшие магазинчики, местами старые немецкие домики. Разница лишь в том, что чище и нет серых панельных домов (многоквартирные коробки раскрашены в разные цвета).

polsha-bartoshitse-ul

Хотя есть выцветшие и облупившиеся фасады.

Дом под горкой в Бартошице

Красивый особняк с видом на тротуар. Поляки тоже не сильно заботятся об аутентичности окон: подойдут и пластиковые

Я потом поняла, что Польша — страна контрастов. Так же, как и Калининградская область. Уровень жизни в бывше-прусской части и в Кгд примерно одинаковый, разве что продукты у поляков дешевле, финансовые возможности похожие, коррупции только меньше, поэтому города более ухоженные. А в целом «прусская» Польша вот такая:

Гостиница Стодоля в Бартошице

Пришли в гостиницу с красивым названием «Стодоля» (по-русски «Конюшня»). Старое немецкое здание с деревянными крутыми лестницами, старинной мебелью в коридорах. И очень сильно пахнет ароматизаторами — они висят в каждом углу.

hotel-stodolya-bartoshitse

Женщина-администраторпо-польски объясняет, что деньги она отдать не может, нет хозяина. «Да-да, пан, он мне говорил, что вы приедете за деньгами, но я не могу без него отдать деньги. А когда он будет, я не знаю. Может, его сегодня уже не будет». Деньги нам не хотят возвращать, хотя накануне по телефону хозяин заверял, что обязательно отдаст.

Вышли на улицу, ребенок устал, проголодался. В 10 метрах кафе-ресторан «Стодоля». Пошли обедать и думать, что делать дальше. Взяли два комплексных обеда (суп-пюре из тыквы, гречаники — вареники из творога и гречки — и кофе) и порцию вареников для Володи. Когда принесли, поняли, что мы недооценили размеры. Порции оказались не в пример нашим ресторанным — большие. Не знаю почему, но взяли с нас только за два обеда — 60 злотых. Вареники и чай для ребенка в счет не включили. Еще мне непонятно, почему суп с лапшой стоит 5 злотых, а пакетированный чай «Липтон» или невкусный кофе 150 граммов — 7,5? В среднем порция второго блюда 250 граммов — 8–12 злотых (100–150 рублей).

s-2015-11Я изучаю меню

В суп поляки явно кладут «вегету». Если в тыквенном супе мы только заподозрили ее, то в куриной лапше, которую подали вечером в этом же ресторане, а потом и во Фромборке, чувствовалась примесь синтетических вкусов конца 90-х. Лапшу традиционно заказывал Володя, а поскольку накормить ребенка чем-то незнакомым вне дома сложно, я не рискую брать то, что он не просит сам. Пока обедали, решили остаться в гостинице до завтра, а во Фромборке попытаться отменить бронь на один день. Все-таки ехать еще почти 90 км.

Вернулись в гостиницу за ключами. Поднялись в номер.

Номер в отеле Стодоля в БартошицеСверху красиво, а под кроватью толстенный слой годовой пыли

На пороге номера ребенок разрыдался: «Мама, я не хачу десь атаваца. Мама, мне тут на навица! Мне тасьна (страшно) тут». Стала объяснять, что мы не можем уехать до завтра. Показала окно с низким подоконником, птичек на улице, машины.

Вид из окна отеля Стодоля в БартошицеМне очень нравится такой вид из окна

Окна в окна ЕвропаА вот такой нет
 

polsha-bartoshitse-kirha

Мусорные баки все портят.  Утром на следующий день приезжали два разных мусоровоза: каждый за своими баками

Малыш согласился пожить до завтра. Ну что скажешь? Мой сын. Мне тоже некомфортно долго находиться рядом с церквями, кладбищами, больницами и прочими местами с сильной психической энергией. А уж жить! Да еще дом очень старый, начала 20 века.

Я предложила сыну немного отдохнуть, Володя с радостью плюхнулся на широкую мягкую кровать, а через две минуты снова начал плакать, да так горько. Никогда и нигде за свои неполных два года он так не рыдал! «Мама, давай уйдем отсюда, мне тут страшно»! Спать он не стал, поэтому в начале пятого мы вышли из гостиницы на прогулку. Уже смеркалось.

Костел Иоанна Богослова в БартошицеКостел св. Иоанна Богослова и Ченстоховской Богоматери, построенный во второй половине 14 века. Окна гостиницы выходили на него, и почему-то я так и не дошла до его центрального входа

Заморосил дождь. Мы пошли в центр в надежде заглянуть в магазинчики одежды и обуви. Вывески оповестили, что мы везде опоздали: пн. — пт. с 10 до 17 часов, в субботу с 10 до 14 ч., воскресенье выходной. Магазинчики на глазах начали закрываться. Ветер усилился, дождь припустил.

polsha-bartoshitse-noch

Попали в центр города.

lidzbarskie vorota bartoshitse polsha«Лидзбарские ворота» — одна из немногих достопримечательностей в Бартошице 

Лидзбарские ворота — часть крепостной стены, окружавшей город в 14 веке. Интернет сообщает, что с 1881 г. ворота служили тюрьмой. Вот так — в самом центре города.

Уютная улица в центре города торцом к Лидзбарским воротам. На крышах домов много-много птиц, но на фото их почти не видно.

Дом на центральной площади Бартошице

Вернулись к машине — не идти же в гостиницу. Сделали круг по темному городу. Иногда едешь по какому-нибудь городу — раз, что-то интересное, можно зайти, провести приятно время. Но не в Бартошицах! Темные улицы. Фонарные столбы встречаются редко. В окнах не горит свет. Целые черные кварталы. В машине ребенок заснул. Проснулся не в настроении, попросил лопату — работать. И почему я не взяла с собой лопату? Ведь хотела. Уговорили на маленькую машинку. Отправились искать машинки. Все магазины уже закрыты, в единственной работающей продуктовой «Бедронке» (похожей на московскую «Пятерочку» или «Викторию Квартал») игрушек нет. Газетный киоск! Работает. Пока выбирали машинку, киоскер погасил свет и закрыл киоск. На ломаном польском уговорили киоскера продать машинку. Мужчина открыл киоск. Как нас спасла машинка в этот длинный ноябрьский дождливый вечер!

Мы еще раз попытались пройтись по вечернему городу, но дождь и пронизывающий ветер пригнали нас в начале седьмого в уже знакомый ресторан.

тыква в ресторане Стодоля

Неделю назад народ праздновал Хеллоуин. Нечисть улетела — тыква осталась

Я не помню, чем мы ужинали. 🙂 Четыре девушки сидели за соседними столиками с пивом и салатом а-ля «селедка под шубой», на втором этаже дамская компания отмечала какой-то праздник. Одинокий мужчина, сидевший за соседним столиком, быстро поел и ушел.

Я думала, в Пионерске осенью пустые улицы. Не-е-ет, по сравнению с экс-Бартенштейном в Пионерске ходят толпы народа даже в ненастную погоду! Более пустынных улиц, чем в небольших польских городах, я пока не видела.

Перед сном ребенок снова разрыдался, жаловался на то, как ему тут всё «на навица» и завтра надо уехать. На том и порешили.

Во Фромборк мы, кстати, днем дозвонились, нам ответили, что раз бронировали два дня, то и платить надо за два дня. Жадные поляки, наши бы отдали деньги. И не взяли бы за день, который забронировали, но не использовали. Так было на Валдае.

В Бартошице можно приехать в теплое время года — что тут ехать-то, 50 км? Проездом куда-то еще, погулять. Летние фотографии города красивы.

Светлана Кравцова,
Про Балтику

Если вам понравилась статья, пожалуйста, нажмите на кнопку и расскажите о ней другим. Спасибо!